Александр Кутовой: "Это просто моя личная история"

May 7, 2017

Почему свою выставку «В вещи влей» ты решил посвятить именно теме Советского Союза и какие у тебя с ним отношения?

Через этот проект я делюсь своими детскими воспоминаниями о Советском Союзе; рассказываю об образе, который навязывали и о том, как он трансформировался. Я не даю этому периоду никакой оценки. Это просто моя личная история.

Я застал это время будучи ребенком, но, тем не менее, уже в этом возрасте личность начинает формироваться и Советский Союз наложил на меня определенный отпечаток. Я до сих пор отчетливо помню разные буквари, азбуки с изображением дедушки Ленина; помню то сильное чувство радости, которое переполняло меня, когда я выходил на торжественную линейку в коридор, где тебе пристегивали звездочку с изображением Ульянова. Это было, конечно, счастьем. Тогда я мечтал, что в будущем стану пионером. Но им я так и не успел стать и осознание того, что пионеров больше не будет является настоящей детской драмой.

Я учувствовал во всех праздничных шествиях. Хорошо помню первое мая. Людей обязывали ходить на демонстрации. Моя мама всегда ходила и все, с кем она работала. Многие брали с собой детей, в том числе и меня. Воспоминания обо всех этих шествиях настолько детальные, что кажется, я присутствовал там уже в зрелом возрасте, хотя на самом деле мне было всего лет 5. Я отчетливо помню место, где мы с мамой стояли на первое мая: заборы вдоль аллеи, люди с плакатами…

 

 

 

Без названия, 2017

керамика, глазурь

50 x 50 x 25 cм

 

А расскажи про название. Кажется, это фраза из стихотворения Велимира Хлебникова: «Дух жизни в вещи влей!»…

На самом деле, название не имеет никого отношения к смыслу выставки. Хотя с одной стороны, какие-то ассоциации с выставкой скульптуры тут все же возникают. Но я не преследовал цель дать этому проекту название, которое бы объясняло весь смысл. Я хотел, чтобы название не сочеталось с тем, что представлено в экспозиции.

 

Чаще всего гости галереи фотографировали именно эту твою работу, которая изображает Маркса, Ленина и Сталина.  Расскажи о ней.

Во-первых, есть такой известный советский плакат, на котором изображены все трое. Во-вторых, в данном случае, это хорология. А в-третьих, здесь я изображаю того, кто марксизм основал, затем идет тот, кто о нем рассказывал и тот, кто пытался его применить в жизни. В этой скульптуре у Маркса и Ленина одна голова на двоих, а у Ленин и Сталин делят между собой один рот.

А в общем, фигура Маркса для меня находится где-то в невидимой зоне. Мы все знаем что-то о марксизме, но почти ничего о самом Карле. Лично я к марксизму всегда испытывал какую-то симпатию.

 

 

Без названия, 2017

керамика, глазурь

65 x 20 x 20 cм

 

Почему на баннерном брезенте ты изобразил именно бегемотов?

Эта идея пришла ко мне очень давно, еще со времен моего обучения в академии искусств. Во-первых, бегемот является самым агрессивным животным, а в каждом из нас периодически проявляется чувство агрессии. Именно ее бегемот и олицетворяет. Агрессия — это энергия, имеющая животное начало.

Во-вторых, бегемот имеет особое мифологическое значение. Например, он был описан в библии как одно из чудовищ, которых Бог демонстрирует праведнику Иову в доказательство своего могущества в книге Иова. Он также является демоном плотских желаний. Помимо этого, на иврите слово «бегемот», означает «животные».

В-третьих, бегемоты — животные стадные. Они ассоциируются у меня с неуправляемой толпой. Иногда люди настолько поглощены какой-то идеологией, которую им навязали, что он перестают быть людьми, а становятся стадом.

А красный цвет, в котором бегемоты нарисованы ассоциируется не только с агрессией, но и Советским Союзом. Было много плакатов красного цвета, да и сам флаг.  

 

 

 «В вещи влей»

Вид экспозиции

 

А почему все скульптуры без названия?

Для меня все эти скульптуры — это единое целое. Я не могу разделить их на отдельные. Просто это одна целая серия с одним названием.

 

На выставке представлены две скульптуры из бронзы, а все остальные — керамические. По какому принципу ты выбирал материал?

Ну бронза и гранит это такие достаточно пафосные материалы для монументальных скульптур. А я хотел сделать фигуры, которые бы ассоциировались с маленьким статуэтками. Такие в Советском Союзе были почти в каждом доме выставлены на домашних консолях.

Кстати, у кого-то подобные белые керамические статуэтки ассоциируются с китчем. Но я такой ассоциации как раз и добивался.

А цветные подтеки я добавил, чтобы создалось впечатление будто машина, которая покрывает краской эти фигуры дала сбой.

 

 

Без названия, 2017

керамика, глазурь

36 x 45 x 25 см

 

Как ты пришел к этой тематике? Твои ранние работы очень отличаются, как и по смыслу, так и по форме.

Года два назад я вел полуспартанский образ жизни, было какое-то тяжелое время для меня. Поэтому и работы были совсем другие. Я создавал скульптуры со срезанными лицами, что-то такое не человеческое. Но позже у меня появилась возможность обдумать, что именно я хочу создавать. И как-то на ум пришли бегемоты и Ленин. Я также стал много рисовать акварелью на бумаге. А после перешел к большим баннерам.

 

Ты планируешь дальше развивать тематику Советского Союза?

Нет, я бы хотел уже завершить с ней. Мне кажется, я уже все сказал, что хотел на эту тему, но возможно у меня и не получится полностью освободиться от неё.

 

А почему именно скульптура?

Ну изначально меня интересовала именно монументальная скульптура. Я, когда поступал в академию я был уверен, что после окончания посвящу свою жизнь именно этому делу. Со второго курса создавал монументальны скульптуры 5-ти метровые. Были даже какие-то заказы.  Но потом я понял, что это не мое. Мне как-то заказали сделать скульптуру Шевченко, но я отказался.

 

Почему?

Изначально мне понравилась эта идея и я очень хотел создать большой и серьезный объект. Я приехал посмотреть место, поговорил там с людьми и осознал, что на самом деле сама скульптура никому не нужна. По большей части, заказчикам было не важно чью именно скульптуру ставить. Для них было главным просто что-то сделать, чтобы потом об этом говорили. Поэтому после всего этого, я понял, что больше не хочу этим заниматься.

 

А ты мог бы представить себя живописцем?

Нет, живопись не для меня. Хотя я ей занимался.

 

Расскажи о процессе создания работ.

Каждая работа для меня — это айсберг. Точнее, есть работа в своем физическом воплощении — верхушка айсберга, которая всем видна; невидимыми остается остаётся все то, из чего она сделана, но оно все равно есть и без этих накопленных мною знаний и идей самой работы бы не было. Я не стремлюсь создать только верхушку как можно скорее, я тщательно выстраиваю айсберг полностью. Мне очень интересен процесс создания, мне интересно во что сложится весь это пазл.

 

То есть у тебя не бывает мимолетного прозрения, схождения музы, после которых ты спонтанно что-то создаешь?

В спонтанность я не верю. Но и рационально тоже не сказал бы что подхожу к созданию работ. Не бывает такого что вот я сел, подумал и сделал. Я долго вынашиваю какой-то проект, формирую его у себя в голове, собираю информацию. Но искусство оно всегда за гранью какой-то одной простой схемы.

 

 

 

Без названия, 2017

керамика, глазурь

23 x 23 x 18 см 

 

Твои работы часто относят к жанру тотальной инсталляции. Как я поняла, твоя цель — создание пространства. Все это отсылает к монументальному искусству древней Греции, когда скульптуры привносили в храмы сакральную атмосферу.  Расскажи об этом подробнее.

Начнем с того, что храм — это уже инсталляция, которая состоит из элементов задающих определённую атмосферу. А различные обряды в храме — это своего рода перформанс. Я пытаюсь проанализировать и использовать те неосознанные зоны человеческого сознания, которые заставляют совершать ежедневные ритуалы спустя столетия.  Весь мир на самом деле состоит из каких-то ритуалов. Выпить кофе утром — это тоже ритуал.

 

Есть ли художники или скульпторы, которые тебе близки?

Брюс Науман. Мне интересны его эксперименты. Особенно нравится, что он не привязан к каком-то одному жанру и медиуму.