Виктор Алимпиев: "Здесь, здесь и здесь"

May 23, 2017

 

Сейчас в различных источниках очень много информации о Ваших видеоработах, а о своей живописи Вы рассказываете реже. Поэтому хотелось бы поговорить именно о ней. В Ваших картинах, в первую очередь, привлекает неоднозначность цвета. Как вы его добиваетесь? Некоторые из них по цветовой гамме напоминают Ваши видеоработы. Это сходство создается намеренно? 

Не могу сказать, что намеренно, но сходство есть. В целом, цветокоррекция устроена таким образом, что все освещенное — холодное, а все, что в тени — теплое, самое тёмное  опять холодное. Это создаёт дополнительный  колористический  объем. Объём и округлость очень важны в моих видео  надо дать рассмотреть актеров как бы со всех сторон, как скульптуру. Предельно близко и, в то же время, с ощущением дистанции. В живописи речь тоже идет о колористическом и пространственном приключении. 

Двойной портрет, 2015

125 х 100 см, 120 х 96см

 

А какой цвет Вы используется для лессировки в этих работах?

Например, радикально яркие красные лессировки на очень яркой зелёной прорисовке. Возникает эффект биения цвета. Это вроде бы определённый цвет  вот он, но он неравномерный и как будто меняющийся, сияющий противоположным цветом. На ум приходит жемчуг, на который светит солнце. Или тело человека. Что-то, на что можно смотреть долго.

Поклонница, 2013 (фрагмент)

125 х 100 см

Двойной портрет, 2015 (фрагмент)

120 х 96 см

 

Другой пример: когда тёпло-холодный эффект создаётся очень прозрачной  чёрной лессировкой. Я открыл для себя цветовую силу чёрного  он не только делает темнее, но и очень точно меняет температуру. Вот к примеру, этот синий, не тронутый чёрным  чуть более холодный, совсем чуть-чуть. И это чуть-чуть создаёт эффект как бы термального сияния. Что-то вроде легкого ветра, который дует в шею или прикосновения холодными пальцами.

Двойной портрет, 2017

200 х 105 см

 

А как Вы пришли именно к такому виду живописи? Изначально хотели работать с цветом?

Пришел постепенно, но и в предыдущих был тот же принцип: одно единственное событие в тщательно подготовленном для него пространстве.

Ленинградская, 2017

125 х 100 см

 

На многих Ваших работах присутствуют вот эти элементы в виде звёздочек. Почему именно такие образы, а не, скажем, геометрические фигуры?

«Звездочки» в моих работах — это как акт вандализма: прекрасное пространство, которое только что осквернили. Или поцеловали  главное, что это необратимо. Что-то в этом есть... скандальное. Что-то вроде улики.


 Ленинградская, 2014 (фрагмент)

125 х 100 см

 

А очень отличается конечный результат от образа, который Вы представляли ранее?

Живопись, как и хореография — это такая вещь, которая, если ею правильно управлять, дает больше, чем ожидаешь. То, что себе представляешь заранее, обычно бледнее, эмоционально проще. В последний момент происходит неожиданный прирост качества, и это неожиданность, на которую можно уповать. Получившаяся работа  как невеста, приходит к тебе во всём блеске.

Ленинградская, 2014

125 х 100 см

 

Ваши работы чудесным образом влияют на пространство, они его будто изменяют.

Да, я думал об этом. Вот, например, серия диптихов Sprache Spricht. Смотрите, два высоких холста как будто натягивают вот это пространство, их разделяющее. Как парус. Это уже не пустая стена, это пауза, напряжённая и строгая  обрамлённая двумя событиями, как восклицаниями. Строгость восклицательных знаков или какого-то предупреждения. По сути ничего еще не происходит, но мы ощущаем, что вот сейчас, вот именно сейчас  нам наконец-то скажут в чем дело или что-то свершится прямо на наших глазах.

Вообще, эти картины как будто говорят друг с другом, посылают друг другу смски. И странный эффект — чем они дальше друг от друга, тем отчётливее сигнал. 

Sprache Spricht, 2015

280 х 40 см, 280 х 40 см

 

Другой пространственный эффект связан с колоризмом: вот эта цветная взвесь как будто находится перед картиной (а не за ней, как за окном), формирует цветное пространство между картиной и нами.

 

А по какому принципу Вы даете названия своим работам?

Ну вот, например, эта серия называется «Ленинградская». Это картины двух типов: смотрящие вверх девичьи лица и констелляции «звёздочек», как бы маркирующие эти «милые черты». Здесь, здесь и здесь. Тут присутствует иконография позы и мимики, даже если фигуративность неразличима до абстракции. Все, что здесь изображено — портреты: и картины со «звёздочками» и их фигуративные аналоги. Обе изображают одно и тоже, но по-разному, ну, например, как фотография и кардиограмма.

Поклонница, 2013

100 х 55 см

Поклонница, 2014

240 х 130 см

 

Сложно расстаетесь с работами? Ведь, столько сил и времени в них было вложено, это что-то вроде вашего ребенка.

Признаться, да. И их сложно фотографировать, не самая фотогеничная живопись у меня. Но долгоиграющая)